Добавить в избранное
Георгий Данелия

75 лет против течения

— ГЕОРГИЙ Николаевич, к чему условности? В Конституции же не написано, что человек обязан отмечать свои юбилеи. Вместо того чтобы париться в Москве, поехали бы к морю, отдохнули!

— Это надо пережить, иначе друзья не поймут. Потом будет передышка. До следующего юбилея.

«Куда его, дурака, девать?»

— ИЗВЕСТНОСТЬ к вам пришла после «Я шагаю по Москве». Если бы сейчас снимали ремейк, главный герой Колька стал бы не метростроевцем, а юристом или менеджером по продажам?

— Этот фильм в 63-м восприняли по-разному. Он вышел не очень вовремя. Как раз начиналась идеологическая борьба Хрущева с интеллигенцией, которая, по его мнению, подсматривала жизнь из подворотни или с помойки. Вождь ждал позитивных произведений. И вот сразу же после его речи на эту тему появляется наш фильм. Вся левая интеллигенция тут же обвинила меня в угодничестве и лакировке. Коллеги забыли, что фильм снимается минимум два года. И когда я его начинал, то плыл против кинематографического течения. Тогда модно было разоблачать «проклятое прошлое», а мне хотелось создать не повесть, не рассказ, не поэму, а стихотворение, что ли. Точнее, стишок.

— «Лакировку действительности» вы компенсировали в «Афоне». Там пьянство беспробудное, жизнь беспросветная.

— Я всегда старался, чтобы мои картины были разными. На Афоню у нас было три кандидатуры — популярный польский актер, Владимир Высоцкий и Леонид Куравлев. Остановились на Куравлеве. И не ошиблись! Нам хотелось, чтобы зрители в конце фильма не возненавидели нашего Афоню, а пожалели. Мы даже слегка перестарались. Герой получился настолько обаятельным, что на «Мосфильм» пришло немало возмущенных писем от жен пьющих работяг. Особенно запомнилось одно, в нем дама из Омска спрашивала: «Товарищ режиссер, а вы сами когда-нибудь спали с пьяным сантехником?» В ответном письме я сознался, что не спал. Ни с пьяным, ни с трезвым.

«Бубе не наливай!»

— ЕСЛИ без лишней скромности, все ваши фильмы «грешат» блестящей актерской игрой. Говорят, у хорошего режиссера даже палка играет. Все-таки кому больше повезло: вам с актерами или им с вами?

— У меня два самых любимых актера — Женя Леонов и Буба Кикабидзе. Если Женю я мог снимать во всех фильмах, то Бубу — нет. Кого бы он мог сыграть в «Афоне»? А вот в «Мимино» роль Валико была написана специально на него.

Во время съемок по горам разнесся слух, что приехал Кикабидзе, и пастухи стали приезжать, чтобы оказать уважение любимому певцу. Представьте, пастух на лошади иногда сутки добирается. И после съемок начинает угощать Бубу чачей. Отказаться нельзя. Человек столько сил и времени потратил. Начал Буба искать предлоги. Когда он говорил, что у него болит сердце или печень, ему отвечали, что чача — лучшее лекарство. Когда он говорил, что ему рано вставать и надо выспаться, пастухи говорили, что чача — это самый лучший источник энергии. Но как-то вижу: у костра два пастуха пьют чачу, а Буба — лимонад. Я присел к ним, плеснул себе в стакан, чтобы чокнуться. Хотел плеснуть и Бубе, но пастухи закричали: «Бубе не наливай! Ему нельзя!» На следующий вечер такая же картина. Утром я спросил у Бубы, как он этого добился. «Они думают, что у меня триппер. Я сказал одному по секрету».

Крамарова хотели вырезать из всех фильмов

— ЕСЛИ бы вы решились снять «Мимино возвращается», этот фильм по кассовым сборам затмил бы любой «Ночной дозор». Без Фрунзика Мкртчяна это уже невозможно?

— Первый раз Фрунзик снялся у меня в фильме «33», потом в фильме «Не горюй!», в котором у него всего одна реплика: «Конфету хочешь? Нету». Я показывал фильм во многих странах. Каждый раз и у нас, и за границей в этом месте был хохот и аплодисменты. А после «Мимино» многие его реплики цитируют и сейчас, через тридцать с лишним лет.

«Мимино» — это четвертый фильм, в котором у меня снялся Савелий Крамаров. В жизни он был совсем не похож на своих героев. Дисциплинированный, некурящий, непьющий, йог. На съемки приходил всегда подготовленный. После «Мимино» он хотел поехать в турпоездку, его не выпустили. Тогда он эмигрировал. Из всех картин, где он снимался, его тут же вырезали. Хотели вырезать и из «Мимино», и из «Джентльменов удачи». Но я им написал, что они совершают идеологическую ошибку! «Посмотрите фильм внимательно! Крамарова там не пирожными кормят, а в «воронке» в исправительную колонию увозят на пять лет. А в «Джентльменах удачи» актер Крамаров играет бандита и отщепенца». Подействовало! Оставили все, как было.



Источник: www.ruskino.ru
   
© 2007